Фёдор Долохов — мой любимый персонаж романа Льва Николаевича Толстого "Война и мир"

Роман «Война и мир» я помню со школы. К счастью, еще до прочтения посмотрела фильм Бондарчука, иначе от Андрюши Болконского уплевалась бы так, что больше только от Наполеона с его пухлой шеей и жирными ляжками уплеваться можно: шпендик, ручки маленькие, ножки маленькие — никакое красивое лицо и княжеская кровь не спасает этого недомерка. Ни один режиссер не рискнул брать на роль Андрея Болконского актера, который размерами соответствовал бы тому, о чем написал Толстой.
При этом пострадавшим от режиссерской зависти является действительно интересный и красивый персонаж — Фёдор Долохов. Потому что у Толстого он во всех отношениях чудо как хорош, а в фильмах — то придурковатый Ефремов, то нифигасебефамилия Задлер, то скучный усато-патлатый Бёрк.
Образ Фёдора Долохова цепляет сразу. Настоящий мужик — военный, игрок и бретёр. Опустим факт его сожительства с Анатолем («Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретер, живший вместе с Анатолем»), потому как мужеложства на страницах произведений нашего всего номер два не было замечено.
В начале романа Долохову 25. Ростом от тоже так себе — среднего, но всё лучше, чем невысокий. Курчавый и, как заведено у Толстого, прекрасным его местом были светлые голубые глаза. Рот от глаз тоже не отставал, и даже, по словам мастерписца, превосходил всё по красоте своей. Ввиду отсутствия усов (сволочи британцы, надо было вместо Бёрка со шрамом и закрывающими его усами брать Джея Джея Филда) » рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден». Ей Йода, под грузом лет и извращенности все больше вижу в нетленных строках Льва Николаевича налет сладострастия: «Линии этого рта были замечательно-тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что-то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и все вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица».
Долохов не имел ни приданого, ни связей. Самолюбивый до честолюбия, умный, жестокий и жёсткий, он сумел добиться уважения окружающих его богатеев, с которыми не особо церемонился, с обоими полами.
Не последним достоинством Долохова было и умение пить и не пьянеть — в деле женолюбия это очень даже важно. А женщин Долохов, как нормальный мужик, огого как любил, кхе, поиметь.
За развлечения свои Долохов наказывался по полной, практически один за всех сосунков и сопляков вроде Анатольки и Петрушки, чему доказательством является случай с мишкой и квартальным. Но рук не опускал, скорее, становился только злее и азартнее. Военное дело он нес исправно и вообще всё, что касалось оружия, делалось им с честью — та же дуэль с Безуховым показывает Долохова исключительно с положительной стороны (опустим истинную причину дуэли, к тому же Долохов-то как раз никому и не изменял) — Пьеру он дал возможность первого выстрела, за что, по воле Льва Николаевича и судьбы-индейки, и поплатился.
Мне кажется, к своему красивому до умопомрачения мужественному и наглому герою Лев Николаевич испытывал исключительно теплые чувства, поэтому поселил его вместе со старушкой-матерью и горбуньей-сестрой. Сердце героя было нежным и ранимым, он был вынужден прятать его под толстым панцирем порока и ненависти к богатеям. Чудесный персонаж, лучший из 559!
Джей Джей Филд, Толстой как с него писал Долохова

Страшнюльки, которые его играли

Вам также может понравиться

About the Author: Анжела Румпель

7 комментариев

  1. Бёрк так-то британец.
    Как же ж ты читала? Одни губы уже указывают на благородное происхождение, а если уж им глаза добавить — ну чистый принц, хоть и нищий
    Маша, он же из героя придурка сделал. Хотя придурков в романе два — Анатолька и Ипполитка

  2. сама себе харакири сделай! ишь обзывается ишо, Машка-простоквашка!

  3. Меня вот всегда огорчает когда выбирают актеров, которые не сочетаются с моим представлением о герое книги например, иногда просто смотреть такие фильмы не могу. Аж бесит, как говорится.

  4. Харакири только самой себе и можно делать, у тебя тавтология, Айгуль-грязнуль

  5. мне тут американский Долохов больше понравился — именно таким и представляла когда читала, такой деревенщина офицер во всем — в глазах и в речах

Добавить комментарий для Анжела Румпель Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *